Существует ли идеальный учебник?

28 марта в Институте Пушкина состоялся научно-практический семинар «Учебник РКИ: традиции и современность».

Ведущие теоретики и практики научно-педагогического направления «Русский как иностранный» – профессор РУДН Серафима Хавронина, профессора Института Пушкина Лилия Вохмина и Ирина Орехова – поделились своим видением, каким должен быть  новый учебник по русскому языка как иностранному.

Открыла семинар Ирина Александровна Орехова.

– Время идет и диктует новые требования и новые направления. Если раньше мы говорили, что учебник успешно функционирует 5-7 лет, то в наше время этот срок существенно сокращается: время спрессовано, появляются новые реалии.

Написать учебник очень сложно, нужно учитывать множество факторов:  уровень владения языком адресата, возраст,  язык посредника, родной язык и многое другое.

Учебник на начальном этапе я бы сравнила с хорошим медицинским стационаром, когда все разложено по полочкам, все в режиме, и отступать от него нельзя.

А когда мы пишем учебник для более высоких уровней, наступает относительная свобода. Мой опыт написания учебника для Института Гумбольдта показывает, что одним из принципов должна быть избыточность материалов, потому что мы, преподаватели РКИ, начинаем каждый год заново, не зная заранее особенности студентов. Поэтому моя идея – избыточность материалов, чтобы преподаватель сам решал: с десятого упражнения начинать или с первого».

Сегодня у нас в гостях известные люди, живые классики – Серафима Хавронина и Лилия Вохмина. Прошу вас внимательно их послушать и потом задать вопросы в форме свободной дискуссии.

 1803280046.jpg

Практика – критерий истинности

Профессор РУДН Серафима Хавронина сравнила учебник с океаном или морем, о котором можно говорить очень долго.

– Можно вспомнить историю создания первых учебников по РКИ, как развивался учебник, как создавалась его теория. Кстати, она создавалась здесь, в Институте Пушкина, в специальном секторе, где работали и практики, и теоретики методики.

Вот у нас в РУДН на подготовительном отделении, предположим, восемь групп инженеров. Они все разные, потому что в них учатся представители разных мировых регионов. Из Китая, Кореи, Вьетнама – это один тип учащихся. У них другие традиции воспитания и образования, чем, скажем, у арабов, которые учатся в соседней группе. Они выросли в такой культуре, где их приучили зубрить, особенно не вникая в смысл, где высоко ценится буквальное знание текста. С такой аудиторией надо работать по-особенному, для нее нужны специальные материалы. Арабская аудитория – другой психотип, который тоже нужно учитывать при создании учебника. Для разных категорий учащихся нужны разные материалы.


Перейдем к этапам обучения. Начальный этап очень хорошо изучен, над ним работали армии преподавателей на разных курсах. Где бы ни начинали учиться иностранные учащиеся, все они проходят один и тот же лексический и синтаксический минимум. Для этого этапа создано много учебников: «Дорога в Россию», «Приглашение в Россию», «Жили-были», «Поехали», «Русский язык – мой друг»... Список можно продолжать долго, и что можно сказать о них? Каждый учебник работает только там, где он написан, им хорошо пользуются авторы и кафедры, на которых авторы работают. Потому что этот учебник обобщил опыт преподавания коллектива, мысли, поиски, находки, интересные тексты.


У нас на подготовительном факультете четыре подкафедры: для будущих медиков, агрономов, инженеров, гуманитариев, и все они работают по своим учебникам. Это наше достижение или наша беда? Может быть, должен быть решен вопрос об универсальном учебнике? Чтобы в учебнике был стержень, необходимый для всех начинающих изучать русский язык. А потом создать приложение к нему с особыми текстами, темами. Это вопрос…

Я сейчас говорили о начальном этапе. На последующих этапах начинаются проблемы. Средний этап соотносится с первым сертификационным уровнем. Заканчивается первый год обучения. Какие добротные учебники мы можем назвать на этом уровне? 

Наша методика зарождалась и развивалась как теория и практика преподавания языка студентам-иностранцам. Потом стали появляться другие категории учащихся: краткосрочные курсы, деловой русский и так далее. Но до сих пор мы пишем учебники для студентов.

Средний этап – после того, как заложены основы – всегда учитывает то, что мы работаем со студентами: им нужно через несколько месяцев идти на факультеты, слушать лекции по предметам, читать литературу. На этом этапе мощный принцип организации учебного процесса – это учет особенностей языка будущей специальности учащегося. В группах с инженерами постепенно вводят практику текстов, связанных с физикой, в медицинские – тексты о клетках и так далее. Может ли для этого этапа быть единый учебник? Недавно защитила диссертацию А.В. Величко, и она в своей статье ставила вопрос об универсальном учебнике для среднего этапа обучения с приложениями по специальности.

Хороший учебник не может быть написан одним или двумя авторами. Хороший учебник может быть написан только коллективом опытных филологов, лингводидактов, методистов, понимающих, что есть русский язык и РКИ. 


Этот коллектив должен быть в состоянии выработать концепцию учебников. У меня есть рецензия на учебник Н.А. Лобановой и И.П.  Слесаревой «Учебник русского языка для иностранных студентов филологов», и у них в предисловии представлено шесть задач, для которых служит учебник. Это продуманная концепция, и учебник выдержал уже пять или шесть изданий. Но это учебник не для всех, а именно для студентов-филологов, которые будут специализироваться в области русского языка. Он свою миссию вполне выполнял и выполняет. Но эти шесть пунктов говорят о многом.

Мы начали преподавать русский язык в РУДН в 1960 году. К нам приехали отовсюду, со всех континентов приехали учащиеся, которые совсем не знали русский язык. Кто-то знал пять слов, а в основном, надо было работать с нулевиками. До этого не было никаких материалов. Работала кафедра русского языка в МГУ имени М.В. Ломоносова, но туда приезжали из стран народной демократии (Болгария, Венгрия, Польша и другие) те, кто в школе учил русский, умел читать, не надо было обучать алфавиту, для них совсем другие учебные материалы создавались.

А в РУДН не было никаких материалов, с которыми можно было бы работать. Первый год прошел в поисках. Кафедра была огромная, на ней работало около 200 человек, и ее разделили на группы: кто-то делал фонетические упражнения, кто-то письменные… Тогда не было техники, и мы печатали эти упражнения на папиросной бумаге. Второй год показал, что пойдет, а что нет. К концу третьего года у нас уже был материал, который был издан в твердой обложке.

Я начала свой разговор с того, что все, что от практики – работает. Апробация шла во всех аудиториях нашего факультета, и преподаватели не стеснялись нам высказывать пожелания, замечания. Вспомним философию: практика – критерий истинности.

   

Нужны творческие авторы

Завершило семинар выступление профессора Института Пушкина Лилии Вохминой.

–  Итак, друзья, вы видели Серафиму Алексеевну, которая в прекрасной форме. Вы будете рассказывать своим ученикам об этой встрече.

Сегодняшняя тема интересует всех: и преподавателей, и студентов. Но сегодня на конференциях и семинарах – обсуждают не упражнения и не учебники, а новые компетенции, это любимое слово всех диссертаций. Современные ученые насчитывают нам уже до 40 компетенций! Конечно, нужны компетенции, но не 40! Поэтому тема учебников – замечательная.

1803280088.jpg

Что такое учебник в современном понимании? Это основное учебное средство. Но раньше была книга, а сейчас учебное средство может быть представлено в самом разном виде. У меня идет работа над  учебником по русскому языку для Словакии, он будет представлен в электронном виде, и во многом это прекрасно, потому что помогает комбинировать учебный материал, привлекать в него совсем новые средства. Это огромная возможность при четкой продуманности содержания.

Но значит ли это, что мы можем отказаться от бумажных учебников? Нет.

Теперь вопрос: существует ли идеальный учебник? Сразу же полный ответ: не существует, как нет одинаковых учеников у людей, нет одинаковых классов. Когда меня спрашивают: «Чего ты готовишься к уроку, у тебя же столько лет практики!» Да, я готовлюсь к уроку каждый раз, потому что у меня каждый раз новый класс, и значит, это будет новый урок!

Сейчас мы говорим об учебнике как об учебном средстве, который помогает формировать коммуникативную компетенцию, то есть способность использовать единицы языка для решения собственных коммуникативных задач в условиях речевой ситуации.

Бывают специализированные учебники – по грамматике, лексике, фонетике, и учебники общего типа. Наиболее разработаны специализированные учебники, поэтому неслучайно учебник Серафимы Алексеевны будет жить всегда. Когда я была на праздновании 50-летия со даты издания учебника, пришли поздравительные телеграммы из Индии, Вьетнама, Англии, стран Европы. Все благодарили Серафиму Алексеевну.

Были прекрасные учебники по грамматике, фонетике. Учебников много (например, О.И. Глазуновой, Е.Р. Ласкаревой), много работ по деловому русскому языку. Жаль, что очень хороший учебник по деловому русскому языку издан только в Америке, потому что это один из лучших учебников по деловой речи.

А что такое хороший учебник общего типа? Учебник должен быть грамотно методически организован, отвечать разным требованиям, должен быть интересным, упражнения должны быть в определенной группировке, от простого к сложному. Все должно быть очень хорошо, и ошибок в нем быть не должно.

От чего же зависит создание хорошего учебника? Главное – кто его пишет, каков интеллектуальный и творческих потенциал авторов. У нас в Институте Пушкина было два сектора: сектор теории учебника под руководством Артема Арутюнова и школьный сектор Марка Вятютнева.

Коллеги, вы должны знать, кто такой Марк Николаевич Вятютнев. Это был творческий человек, талантливейший импровизатор. Много гостей приезжало на его выступления. Но он был строг к нам, собравшимся вокруг него.

Нас учили адаптировать тексты так, чтобы это было интересно. Вопрос: можно ли адаптировать классиков? Если это делает человек с плохим вкусом, то нет. Но возьмите текст, который сделала Э.Ю. Сосенко с «Барышней-крестьянкой» для уровня B2 – очень тонко и бережно сделанная адаптация самого Пушкина.

Марк Николаевич был человек творческий, и в результате получились очень интересные и красивые учебники.

Артем Рубенович Арутюнов – был глубочайший теоретик, который в совершенстве владел иностранными языками. Его теоретические работы невозможно игнорировать.

Поэтому сегодня, прежде чем приглашать авторов, нужно проверять их творческий , когда и сегодня пишешь научные работы по учебниковедению.

Как найти хороших авторов? Можно провести тест: пусть кандидат сделает адаптацию текста для определенного этапа и возраста, пусть напишет интересный диалог, имея в запасе минимальный запас слов, пусть объяснит простыми словами сложные грамматические явления... Если мы хотим завоевать место лидеров по методике преподавания русского языка в мире, то должны выдавать высококлассные учебники, творческие, профессиональные. Мы сможем завоевать мир, если он будет формировать коммуникативную компетенцию, которая рождается в процессе речи. А речь возникает только тогда, когда у тебя рождается вопрос, когда тебе хочется что-то сказать.

У меня хорошее ощущение будущего. Желание и специалисты есть, поэтому, коллеги, вперед к хорошему учебнику!

 


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.