• 01.11.2018 14:55:00

Бразильянка, которая не пьёт кофе

Суэллен Медина – невысокая красивая девушка с короткой стрижкой и розовыми волосами. На протяжении всего разговора она либо улыбается, либо смеется. Суэллен 28 лет, она из Бразилии. По образованию – филолог, специалист по португальскому и итальянскому языкам. Впервые в Россию попала благодаря своему мужу Жоану – тоже филологу, но с другой специализацией: русский язык и литература. 

– На третьем курсе бакалавриата мы решили получить реальный опыт по своей специальности и поехать в Италию (я изучала итальянский), а потом в Россию (муж изучал русский). Это было в 2012 году. Если бы не мой муж, я бы не осталась тогда в России и тем более не поступила бы в Институт Пушкина на факультет обучения русскому языку как иностранному (ФОРКИ). О русском языке я слышала в Бразилии, но не думала, что он мне когда-нибудь пригодится. Но из любви к мужу я осталась в России. Он уже был на Летних курсах Института Пушкина в 2011 году и знал, что тут хорошо учат. Недолго думая, я поступила вместе с ним на ФОРКИ.  

Так получилось, что в Италии мы познакомились с двумя русскими девушками. Много общались, вместе гуляли и когда они узнали, что мы планируем через три месяца поехать в Россию, то договорились встретиться. Я, конечно, была не против, но не придавала этому серьёзного значения, потому что в Бразилии такое случается постоянно: познакомившись с интересным человеком, договариваешься о встрече, но дальше разговоров и обещаний дело не идёт. Через несколько дней они улетели к себе домой, а мы остались в Италии.
Прошло время, и за два дня до приезда в Россию они совершенно неожиданно написали мне в соцсетях, спросили номер рейса и ждали нашего прилета в аэропорту. Это было неожиданно! Девушки приехали в будний день, поздно ночью, из Одинцова встретить нас в Домодедове, а потом ещё и проводили до института! Конечно, их поступок сыграл очень большую роль в нашем отношении к русским и России в целом. Мы сразу почувствовали себя здесь как дома, потому что нас ждали. 

Первый раз Суэллен и Жоан пробыли в России около года. Когда академический отпуск подошёл к концу, весной 2013 года они улетели в Бразилию – продолжать своё обучение на бакалавриате университета Сан-Паулу.

40c2486d-6f8c-4749-b707-67fab27e8747.jpg
Сан-Паулу. Фото Суэллен Медины 

Возвращение Суэллен и Жоан в Институт Пушкина произошло спустя четыре года. За это время они с мужем окончили бакалавриат и промежуточную ступень перед магистратурой. В Россию вернулись, чтобы поступить в магистратуру филологического факультета на направление «Русский язык как иностранный». Удивительно, но в московском аэропорту их снова встретила пара, с которой они познакомились в Италии. «В этот раз они даже купили нам вещи, которые нужны на два-три дня: еда, шампунь и т.д. Поэтому когда в Бразилии говорят, что русские холодные и строгие, я всегда отвечаю, что далеко не все».
***
На этом Суэллен прерывает свой рассказ, мы заходим с ней в MacDonald’s: я – чтобы выпить кофе, она – чтобы взять воды. Девушка признаётся, что кофе она не пьет – ей не нравится ни вкус, ни запах.  
***
Чтобы вспомнить русский язык, грамматику и подготовиться к обучению на филфаке, Суэллен и Жоану понадобилось пройти полугодовой курс на подготовительном факультете, после чего они поступили в магистратуру. «Учиться на другом языке, конечно, сложно. Когда преподаватель что-то рассказывает, когда мы сами изучаем материал – всё ясно, но семинары даются с трудом. Но зато это очень интересно. Я ведь изучала русский язык в совокупности всего лишь год. Помню, когда во второй раз приехала сюда учиться, я подумала: «О боже, что я делаю?».   

c07b0bd8-ccbc-4fe4-ae04-de58b2ede3cd.jpg



Свобода в образовании

– Суэллен считает, что в системе образования Бразилии больше свободы: «Я могу взять академический отпуск в любой момент обучения. Это не проблема - уехать путешествовать, получить дополнительное образование в другой стране, а потом вернуться и продолжить учебу с того момента, на котором остановилась. У нас нет разделений на группы, есть лишь список предметов, которые ты должен изучить и сдать экзамен.
В Бразилии мы общаемся с преподавателем вежливо, но на равных. Можем говорить в стиле «Хэй, привет! Как дела? Что ты делал вчера?». В Бразилии нет отчеств, поэтому мы обращаемся к преподавателю только по имени, а если ты его не знаешь, то говоришь просто «учитель» либо «профессор», и в этом нет ничего страшного. 

3.jpg
Суээлен и Жоан. Фото Суэллен Медины

Подход к занятиям в бразильском университете тоже отличается от российского. Программу учебных занятий всего семестра студенты получают за 2-3 месяца до начала занятий. Они заранее знают, какие тексты, статьи и книги им нужно прочитать. Само занятие напоминает семинар, совмещенный с лекцией. Первое слово за преподавателем – он начинает лекцию, но каждый может поднять руку и вставить свои размышления по поводу материала: согласиться или не согласиться с преподавателем, а может добавить что-то. Тут бразильские преподаватели выступают ещё и в роли модератора: если студенты начинают говорить о том, что не имеет отношения к занятию, то их задача прервать обсуждение и вернуться к теме.
– Мне кажется, это очень хорошо, – уверена Суэллен. – Такие занятия развивают сознание, заставляют анализировать. И самое главное – это не скучно. А если никто ничего не говорит, то преподаватель будет в шоке. У моей подруги был один раз такой случай: преподаватель начал рассказывать лекцию, а никто ничего не добавлял. И он решил, что студенты не готовы, прекратил занятие и просто ушёл. 
В России Суэллен неожиданно для себя столкнулась с закрытостью и формализованностью высшего образования. «Был случай, когда я дома читала пособие профессора Щукина и во время занятия сказала преподавателю, что не согласна с некоторыми практиками и, по моему мнению, они не всегда работают. Преподаватель недовольно отреагировала на мое замечание, которое она восприняла как оскорбление для неё, профессора Щукина и всего российского образования. Меня это немного разочаровало. Хотя сама преподавательница очень хорошая и её занятия всегда интересны, но неприятный осадок остался».
Ситуация с «обязательностью» высшего образования в Бразилии примерно такая же, как и в России. Почти все школьники поступают в вузы, за исключением детей из очень бедных районов. По словам Суээлен, без диплома о высшем образовании очень сложно найти работу, везде он первостепенен. «Неважно как ты учился, главное – наличие диплома. Однажды я работала в юридическом отделе фармацевтической компании и занималась тем, что проверяла на ошибки официальные документы и письма».


Русский язык

Когда Суэллен поступала в университет, изучение русского языка не было популярно в Бразилии. По её словам, студентов приходилось практически зазывать, чтобы они поступали. Сейчас всё изменилось: на программы, связанные с русским языком, конкурс – по 3-4 человека на место, самое популярное направление – переводческое. Изучают язык в основном будущие дипломаты. 
– Русский язык сложен в изучении. Глаголы, связанные с движением, – я понимаю их в чужой речи, но когда мне самой нужно говорить, то не понимаю, какие и где использовать. А виды глаголов (совершенный и несовершенный вид), мне кажется, никогда не пойму до конца. Это невозможно. Есть, конечно, правила, но в них куча исключений. Не понимаю тогда, зачем вообще нужны правила? 

***

В Москве Суэллен нравится. Она говорит, что здесь спокойно и тихо, нет никакой суеты. На моё удивление реагирует с улыбкой. 
– В Сан-Паулу жизнь гораздо быстрее. Эскалатор в метро – это практически место для соревнований по бегу, все жители не просто идут быстрым шагом – они бегут. Так же и на улице, и везде. В Сан-Паулу на тротуаре два потока – одни идут по направлению движения, а другие обратно. Никто не занимает весь тротуар,  нужно оставлять место для прохода и обгона. В Москве не так – компания из людей может идти по всей ширине дороги, и меня это поначалу очень злило. Я пыталась обогнать или раздраженно говорила: «Дайте пройти!»


Главное увлечение

Главное увлечение Суэллен – это путешествия. На момент нашего разговора она побывала в 44 странах. Когда я спрашиваю, почему для проживания она выбрала именно Россию, она смеется и говорит, что устала от солнца и жары.
– Моё первое путешествие было 9 лет назад. Подруга планировала отпуск, и мы вместе придумывали куда поехать. Смотрели все самые недорогие направления и в итоге купили билеты в Чили. Пробыли там две недели, объездили всю страну. Когда возвращались назад, я уже продумывала следующую поездку. Наверное, в этот момент я заболела страстью к путешествиям. 
Пример для подражания для меня – это известная женщина-репортёр из Бразилии. Ей около 60 лет и она побывала в 157 странах. Вдохновившись этим примером, я сделала план, сколько стран мне нужно посещать каждый год, чтобы в 60 лет сравняться с ней. Получилось по четыре страны в год. Это моя цель в жизни. Поэтому в начале каждого года я составляю план, куда хочу поехать, смотрю в интернете всю информацию, связанную с туристической поездкой в эту страну, рассчитываю в какое время года дешевле купить билеты.

1.jpg
Разлом Сильфра. Фото Суэллен Медины      

Последняя страна, в которой я побывала – это Исландия. Там у нас с мужем был self-guided tour: тебе выдают машину, указывают место проживания и планшет, на котором отмечен маршрут, места для посещения и другие рекомендации. И ты самостоятельно путешествуешь.  В Исландии очень красиво – куча водопадов, крутая природа, проводя целый день в дороге и пеших прогулках, ты даже не устаешь. Нам повезло с погодой, практически всегда светило солнце и было чистое небо. Сильфра – то, что впечатлило меня больше всего. Это разлом между Евразийской тектонической плитой и Американской, который заполнен прозрачной питьевой водой. Мы плавали там в гидрокостюмах, вода настолько прозрачна, что можно увидеть, что под тобой на десятки метров вглубь.

***
Спустя час прогулки вокруг территории института, мы возвращаемся к главному входу. День для интервью мы согласовывали несколько недель – сначала Суэллен была в Исландии, а потом не совпадали рабочие графики. Полтора часа времени в будний день – это роскошь для девушки, она много работает и параллельно учится. Но кажется, ей очень нравится такой ритм. Когда она рассказывает о своей жизни, довольная улыбка не сходит с её лица. 
– Пока я не готова возвращаться в Бразилию, может быть лет через пять-шесть. Мне  сейчас комфортно: преподаю португальский язык для русских детей и начинаю преподавать русский для бразильцев, живущих в Москве. В будущем, когда закончится студенческая виза, мне с мужем, конечно, нужно будет найти постоянную работу, необходимую для получения трудовой визы. Но это решаемый вопрос. Пока я не вижу ни одной серьёзной причины, чтобы уезжать.


Беседовал Андрей Аллаяров



На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.