• 25.11.2019 13:02:00

​Захар Прилепин представил в Институте Пушкина свою книгу о Есенине

20 ноября в Институте Пушкина состоялась научная конференция «Художественный образ в русской поэзии: к 100-летию имажинизма».

На конференции с докладами выступили ведущие литературоведы и исследователи Серебряного века, авторы новых книг представили свои произведения.

Самым известным и ярким представителем имажинизма был Сергей Есенин. Писатель Захар Прилепин рассказал участникам конференции о своей новой книге «Есенин. Обещая встречу впереди».

DSC_0543.jpg

 
Автор сам родился в рязанской деревне, и первые стихи, которые он услышал от мамы, были есенинские: «Мне было лет пять, и думал, что «хатавризахобраза» – это такое волшебное слово, которое открывает все замки и решает все проблемы». Потом была книга стихов Есенина, которую будущий писатель девятилетним мальчиком снял с полки и стал читать вслух. «Так я, собственно, и сошел с ума и с тех пор Есениным и занимаюсь», – признался Захар Прилепин.

По его мнению, имажинизм был порожден впечатлениями молодых поэтов  от русской революции, которую они восприняли как огромную мистерию, события мирового, вселенского, религиозного масштаба. Будучи очень деятельными, амбициозными, резкими до наглости молодыми людьми, имажинисты с «удивительной легкостью» решили для себя проблему: иметь или не иметь отношения с государством. Они были уверены, что свершившаяся революция переворачивает историю человечества, значит, и литература должна быть именно такая. 

«На творческой сцене появились молодые хулиганы, – рассказывает Захар Прилепин. – Причем, вы еще оцените, что Есенину, Мариенгофу и Шершеневичу было смехотворное по нынешним меркам количество лет. Им было едва за 20 – они молодые люди. И они являются ко власти, являются в кремлевские кабинеты, и говорят: «Мы сейчас сделаем вам литературу. Давайте нам издательство, давайте нам площадки». Сейчас трудно представить масштаб влияния имажинистов, степень популярности и известности. Они собирали залы, имели собственное кафе, книжные лавки, кинотеатр. В Москве проводили Новый год с имажинистами. «Это было удивительное время – сейчас Новый год встречают с Собчак, с Ургантом, а тогда встречали с имажинистами, с поэтами».

DSC_0530.jpg

Реакция власти оказалась неожиданной для имажинистов: их начали жестоко критиковать в партийной прессе как богему, непонятных людей, которые пишут непонятные стихи. 

Представители крестьянской поэзии также восприняли имажинизм в штыки, а уход Есенина в имажинизм – как предательство их идеалов.  «На самом деле противоречия между крестьянской поэзией и имажинистской поэзии нет, и Есенин в этом смысле является совершенно органичным и объединяющим центром для крайне левого крыла советской имажинистской литературы и крайне правого крыла крестьянской. Некоторые стихи крестьянской поэзии могли быть помещены в имажинистские сборники по причине своей удивительной узорчатости, сложного словаря и поэтической структуры. Гений Есенина в его удивительной сочетаемости несочетаемых вещей: с одной стороны, его поэтическое новаторство – он мастер слова, мастер рифмы, и с другой стороны – Есенин понятен, он самый любимый национальный народный поэт», – уверен Прилепин.

В книге «Есенин. Обещая встречу впереди» – более тысячи страниц, и, по собственному признанию автора, остановиться было трудно. «Наши представления – об успехе, об удаче, о Родине, о Западе и Востоке,  о наших друзьях и оппонентах – все в замороженном виде пребывает в том же самом месте», – утверждает Захар Прилепин. В своей книге он касается очень многих вещей, которые в том или ином виде волновали современников Сергея Есенина и волнуют нас сегодня, развеивает многие мифы. 

«Есть одна важная проблема: Есенин очень многими и несправедливо, конечно же, воспринимается как блатной поэт. Дмитрий Львович Быков, наш коллега, однажды так и сказал: «Есенин – блатной поэт». Это, конечно же, не так. Но представители определенной субкультуры как-то решили, что Серёга – наш. Вот этот «Серёга» положен на блатной мотив, и это чудовищно. Есенин не про это. Он сложный поэт и требует сложнейшего осмысления».
 
«Как ни парадоксально, то, как воспринимается Есенин в рэп-музыке, у меня вызывает как минимум интерес. Это именно тот случай, о котором я говорил всё это время: рэп-музыка – это западная типология, это и есть в каком-то смысле школа имажинизма. Нечто привнесённое, при помощи которого слова Есенина, положенные на эти семплы, биты и звуковой ряд воспринимается иначе».
 
«Следуя бесстрастно за биографией Есенина, ты понимаешь, что самое важное время он провёл под одной крышей с Анатолием Мариенгофом. У них была настоящая, без каких-либо ложных домыслов, мужская дружба и более того, в известном смысле сотворчество. Для Есенина это было насыщенное время, очень сильно повлиявшее на него. Сильнейшие, на мой взгляд, вещи – демоническую поэму «Пугачев» и «Сорокоуст» – Есенин написал, будучи имажинистом и в имажинистской поэтике».
 
«И не только творчеством, но и своими акциями имажинисты добились того, что на момент 1919 года они были центральной силой, которая повлияла на всё происходящее – поэзию, прозу, балет. У Маяковского, который не мог провести ни одно выступление без упоминая имажинистов, они вызывали ревность и бешенство. Крайне сложные чувства вызывали они у Пастернака, который обещал своим друзьям-поэтам, что ещё год-два-три, и они выгонят имажинистов с пьедестала русской литературы».
 
«Многие говорят, что его споили имажинисты. Это не так. Когда он познакомился с Мариенгофом, тот организовал ему такой быт, который не организовывала ни одна женщина. И есенинское пьянство начинается только со знакомства с Айседорой Дункан».  
 
«Отдельная тема в моей книге связана с политическими взглядами Есенина. В советское время так преподавали, что он был за советскую власть, советский поэт, Ленина воспел. Когда наступила перестройка, пришла другая власть и во всем обвинила Советский Союз и сказала: «Есенин просто ненавидел Советский Союз, большевиков, всю жизнь терпел, потом решил рассказать им всю правду в глаза и они решили его убить» и забили его канделябром. Я даже не иронизирую, эти две точки зрения существуют в таком виде. И та, и другая точка зрения не совсем верна, но я не скажу, что правда где-то посередине. Есенин, безусловно, был советский поэт. Он сделал огромную личную ставку на большевистскую власть».
 
«Из поездки заграницу он вернулся крайне раздраженным тем, как воспринимается культура и поэзия за пределами России. И в сердцах говорил, что нет нигде более внимательного, более лучшего читателя стихов, чем в России. Мы идеалисты, думали, что США и Европа лучший рынок для поэзии, но нет никакого рынка лучше для поэзии, чем в городе Ростов, в городе Харьков, в городе Ленинград. Вот там, выходя на сцену в полные залы, он получал обожание».  

DSC_0633.jpg


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.