Давайте ценить «уходящую натуру»!

Стремясь сделать карьеру, большинство людей стараются избавиться от «местных» особенностей своей речи, делая выбор в пользу русского литературного языка. И это объяснимо – в России, как правило, окружающие воспринимают такую речь с улыбкой. В других странах не всегда так. Например, в англоязычном обществе люди гордятся своим говором, считают его частью своей идентичности.

В ТАСС вышла статья комментариями профессора кафедры общего и русского языкознания Института Пушкина Владимира Карасика и доцента Романа Тельпова об «уходящей натуре» – региональных говорах и диалектах.

В нашей огромной стране существует множество местных говоров и всего два наречия – северное и южное. При этом в плане речевых симпатий северяне имеют явное преимущество. Северное наречие воспринимается как нечто архаичное и поэтичное, а южнорусская речь кажется более просторечной.

«Северные слова, как правило, становятся литературными, а южные остаются разговорными, областными, например: лаять – «брехать», прыгать – «сигать». Для юга свойственно более просторечное звучание», – объясняет Роман Тельпов.

Что касается говоров, то они могут быть объединены территорией области, города или даже территорией одного села. Существуют и личные диалектные словари, фиксирующие набор слов, используемых конкретным человеком. 

Так, профессор Шадринского педагогического института Вячеслав Тимофеев составил диалектный и фразеологический словари своей матери, почти неграмотной зауральской крестьянки. «Не голова, а сельсовет» – одно из выражений этого словаря.

В 2017 году был составлен словарь знаменитой отшельницы, старообрядки Агафьи Лыковой, которая живет в изоляции в Хакасском заповеднике. Женщина, нарушающая заповеди, в нем называется совершенно определенно: «беззаконница».

Другой пример удачного регионального слова приводит профессор Карасик: «Мне нужно сходить в мастерскую, у меня лентяйка сломалась». Слово «лентяйка» – ярославское, означает пульт для переключения телевизора. Очень удобное, кстати, метафора понятна».

Трепетное отношение к тому, что мы считаем языковой нормой, характерно для носителей русского языка. «Мы очень остро и местами болезненно воспринимаем часто какие-то нарушения, отходы вариативные от правильного нормативного произношения. То есть диалектное слово в речи воспринимается всегда с какой-то улыбкой», – рассказал Владимир Карасик и добавил, что в англоязычном обществе люди гораздо чаще стараются сохранить родной говор, гордятся им и считают частью своей идентичности.

Литературное произношение действительно повышает социальный статус ее обладателя, является элементом престижа. С другой стороны, специфическая мелодика и диалектные слова могут украшать речь, делать ее интереснее и богаче.

«В Москве говорят «единица», в Волгограде или Ульяновской области можно встретить слово «однёрка». Говорят «кутёнок» вместо слова «щенок». Везде банки – «ставят», а уколы в больнице – «делают», а в Сибири могут сказать, что уколы «ставят». Файл в Сибири называют «мультифора», везде у студентов «пара», а в Сибири — «лента». Мы говорим «ксерокопировать», в Сибири могут сказать «отсветить», – приводит примеры «региолектов» Роман Тельпов.

Однако количество таких слов в нашем языке постепенно уменьшается. Поэтому стоит сейчас оглядеться и прислушаться к таким разным и удивительным словам нашего общего языка.

Подробнее на сайте ТАСС: «Твань», «лентяйка» и «кутёнок»: уходящая реальность русских говоров https://tass.ru/obschestvo/8959701


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.