Институт Пушкина представил новое исследование

10 декабря в МИА «Россия сегодня» состоялось представление нового исследования Института Пушкина.

Эксперты института разработали собственную методику определения положения русского языка в мире. Открывая пресс-конференцию, ректор Маргарита Русецкая отметила, что, в отличие от традиционного подхода – численности говорящих на том или ином языке – в новом исследовании учитывается целый ряд факторов, влияющих на положение языка. Это глобальные средства коммуникаций, масс-медиа, международные сферы науки, образования, рынки труда и другие тенденции.

«Сейчас необходим универсальный показатель, дающий цельное комплексное представление о положении русского языка в мире. В качестве такого интегрального показателя экспертами Института Пушкина впервые предложен Индекс положения русского языка в мире, – сообщила Маргарита Николаевна. – Индекс рассчитан по прозрачной формуле и может служить объективным основанием для принятия решений в области государственной языковой политики».

Исследование Института Пушкина состоит из двух частей.

В первой части рассчитан индекс глобальной конкурентоспособности русского языка среди 12 наиболее крупных мировых языков. В основе подсчета – шесть параметров: численность говорящих на языке; статус языка в международных организациях – официальный или рабочий; количество публикаций в международных научных базах данных; количество СМИ; численность пользователей Интернета; количество ресурсов в Интернете.

Численность говорящих. «Первый параметр чаще всего звучит в прессе, в статистической информации», – отметила Маргарита Русецкая. На русском языке сегодня говорят 258 миллионов человек, это 8 место в мире.

Статус в международных организациях. Русский язык является официальным или рабочим в 15 международных организациях среди 23 рассмотренных. По этому показателю он находится на 4 месте.

Научные публикации. По данным ведущих наукометрических баз данных Scopus и Web of science, русский язык занимает 5 место в мире по числу публикаций за 2019 год. Количество издаваемых СМИ. Русский язык по этому показателю в 2019 году занимал 7 позицию в мире. Численность пользователей Интернета. Русский язык находится по этому показателю на 10 месте.

Количество ресурсов в Интернете. Русский язык находится на втором месте в мире по числу сайтов, использующих его в качестве языка контента. «Этот показатель оказался неожиданным, – прокомментировала ректор Института Пушкина. – Если по числу пользователей интернета мы занимаем 10 место, то по числу сайтов с материалами на русском языке – 2 место».

На основе шести критериев был рассчитан индекс глобальной конкурентоспособности (ГК-индекс) каждого из 12 мировых языков. Русский язык по ГК-индексу занимает 5 место в мире.

Интегральный подход дает цельное представление о положении русского языка, позволяет рассматривать ситуацию комплексно, с учетом различных факторов. С другой стороны, такой анализ показывает неравномерность использования языка в  разных сферах, и это может указывать на точки роста. На этом акцентировала внимание Маргарита Русецкая: «Есть очевидные зоны, где русский язык сейчас активно развивается, он востребован. Это отдельное основание, потенциал для развития русского языка».

Вторая часть исследования содержит данные, формирующие индекс устойчивости русского языка в странах постсоветского пространства.

«Мы, как базовая организация в странах СНГ по преподаванию русского языка, взяли на себя ответственность собрать воедино все данные функционирования русского языка на постсоветском пространстве и обобщить их в единый комплексный индекс устойчивости русского языка», – рассказала ректор Института Пушкина.

Для расчета индекса устойчивости был проведен анализ трех важных параметров.

Русский язык в государственно-общественной сфере. В исследовании учитывалось наличие официально закрепленного статуса русского языка и его использование в государственной коммуникации. Верхние строчки рейтинга по этому критерию занимают Белоруссия, Казахстан и Киргизия: статус русского языка закреплен в Конституции, имеются русскоязычные версии сайтов органов государственной власти.

Русский язык в сфере образования. «Положение русского языка, как и любого другого иностранного языка, определяется интересом к нему в системе образования, – считает Маргарита Русецкая. – Сколько детей имеют возможность изучать русский язык в школах? От этого зависит дальнейший интерес к его изучению и в вузах, и среди взрослых людей». Параметр рассчитан по удельному весу школьников и студентов, обучающихся на русском языке, и удельному весу организаций среднего и высшего образования с возможностью обучения на русском языке. Лидеры по этому показателю – Южная Осетия, Белоруссия и Абхазия.

Русский язык в науке. Учитывалась доля публикаций на русском языке в общем количестве научных публикаций по данным Scopus и Web of Science в 2019 году.

«Мы стремимся сохранить единое образовательное и научное пространство среди постсоветских стран. Очень важно, чтобы русский язык сохранял свой статус языка науки», – отметила ректор Института Пушкина. – Лидеры по этому показателю – Белоруссия, Киргизия и Азербайджан.

По сумме всех трех параметров самый высокий индекс устойчивости русского языка в странах бывшего Союза – в Белоруссии, которая лидирует с большим отрывом. Затем следуют Киргизия и Казахстан. Замыкают рейтинг Грузия, Литва и – с наименьшим индексом устойчивости – Туркмения.

После представления основных положений и результатов исследования Маргарита Русецкая передала слово экспертам, которые рассказали о некоторых своих наблюдениях и выводах.


Научные публикации

Глобальную конкурентоспособность языков в научной сфере прокомментировал проректор по науке Михаил Осадчий. Веянием XXI века он назвал то, что национальный язык и страна, развивающая ту или иную науку, сегодня, по сути, расходятся. И это характерно не только для России.

«С XVIII века русский язык и российская наука шли бок о бок. Ломоносов сделал русский язык языком науки, ввел научную терминологию, своим творческим усилием добавил нашему языку ресурсов, слов, описал грамматику, дал возможности русскому языку для того, чтобы он обслуживал сферу науки. И с этого момента русский язык и российская наука развивались параллельно, помогая друг другу. Но XXI век внес коррективы в этот тандем, по сути его разрушив, потому что сегодня приняты такие стандарты управления в области науки, как вузовской, так и академической, которые вытесняют русский язык из научной сферы. Стандарты менеджмента в области науки сегодня убивают русский язык. Это проблема не только российская, это проблема всех стран, кроме США и Великобритании, стран английского языка», – отметил проректор по науке Института Пушкина.

В 2019 году на английском языке вышло шесть с лишним миллионов публикаций, а на китайском, который занимает второе место по научным публикациям, – девяносто шесть тысяч. «Это колоссальнейший разрыв, говорящий о том, что все языки сегодня вытесняются из сферы науки, оставляя все это поле английскому языку. Это чрезвычайно тревожная тенденция. Мы в Институте русского языка давно бьем тревогу по этому поводу, предлагая разные варианты. С одной стороны, мы не оспариваем того факта, что наука глобализируется, что мы сегодня находимся в такой ситуации, когда есть мировой язык науки, и ученым – физикам, химикам, геологам – проще коммуницировать именно на этом языке и сразу писать статьи на английском языке. Практически это понятно, целесообразно, и с этим спорить очень сложно. Но нужно как-то искать компромиссы. Этот вопрос дискуссионный, но не ставить этот вопрос, игнорировать его, закрывать глаза на эту проблему нельзя», – уверен Михаил Осадчий.

Михаил Андреевич отметил также особенности положения русского языка как языка образования и науки на постсоветском пространстве. «Наука и образование, хотя и рядом друг с другом, но по-разному себя ведут пот отношению к политике. Образование очень чутко реагирует на любые политические изменения. Вообще политика и образование тесно связаны. Часто решения в области образования – какой язык учить или не учить, сколько часов истории, сколько часов какому-нибудь предмету – очень тесно связаны с сиюминутными политическими преференциями, которые в обществе ощущаются и транслируются. А вот наука в этом плане ведет себя гораздо более независимо».

Результаты исследования подтверждают высказывание эксперта. В странах постсоветского пространства русский язык действительно в разном объеме присутствует в сфере образования и в сфере науки. Например, Азербайджан по численности обучающихся на русском языке только на 11 месте, а по объему научных публикаций – на третьем. Похожая ситуация в Таджикистане.

«Образовательная система – это завтрашний день науки. Если сегодня никто не учится на русском языке, то завтра никто не будет писать на нем научные публикации», – сказал Михаил Осадчий.

Что касается тематики научных работ, написанных на русском языке, то здесь лидирует медицина, на втором месте – технические науки, в том числе и информационные технологии. Михаил Андреевич отметил: «В образовательной сфере нашего общего пространства статус русского языка где-то уже под вопросом, но в области науки русский язык пока является объединяющим языком, языком науки всего постсоветского пространства. Это очень и очень позитивная тенденция, нам сейчас важно эту динамику отслеживать и убедиться, что она не перемещается в негативное поле».

Интернет и государственно-общественная коммуникация

Русский язык занимает десятое место по числу пользователей интернета, но второе место по количеству сайтов на русском языке. На этот парадокс, выявленный в ходе исследования, обратила внимание ведущий научный сотрудник лаборатории когнитивных и лингвистических исследований Мария Лебедева: «По количеству пользователей в интернете мы только на 10 месте и в этом аспекте уступаем даже тем языкам, которые русский язык превосходит по количеству говорящих в мире, например, немецкому и японскому. А с другой стороны, оказалось, что вот такое довольно немногочисленное русскоговорящее интернет-сообщество смогло создать очень представительный, очень обширный Рунет и вывести русский язык на второе место по количеству ресурсов на русском языке».

Сайты на русском языке составляют основу не только Рунета. В национальных доменных системах Казахстана, Украины, Белоруссии, Узбекистана и других постсоветских стран количество сайтов на русском языке составило от 60 до 85%. Возможно, для пользователей этих стран русский  не является родным языком, но они обмениваются информацией в интернете именно на русском языке, что способствует закреплению его статуса как второго после английского языка международного общения в интернете.

«Это усиливает необходимость нашей образовательной и просветительской деятельности, – считает Мария Юрьевна. – Раз русский язык является языком обмена информацией и позиционирования в интернете, хотелось бы, чтобы это позиционирование было грамотным. Мы действительно рады, нам кажется очень позитивным то, что русский язык стабильно представлен в интернете, и наша ответственность как специалистов в том, чтобы он был представлен достойно».

В сфере представленности русского языка в государственной и общественной жизни исследование также выявило некоторые интересные и неочевидные моменты. В целом можно обозначить три варианта существующего положения дел.

Мария Лебедева рассказала: «С одной стороны, есть ясная ситуация, когда статус русского языка закреплен в качестве государственного или официального языка в Конституции и на сайтах органов государственной власти представлены страницы или на русском языке. Так выглядит ситуация в Белоруссии, Казахстане. С другой стороны, есть страны, в которых русский язык закреплен в Конституции, но государство по каким-то причинам выбирает не говорить на русском языке со своим населением. Например, мы видим, что в Абхазии и Южной Осетии нет страниц на русском языке государственных порталов. Причины могут быть разные, но факт зафиксирован. С третьей стороны, есть еще одна ситуация, когда, наоборот, статус русского языка не закреплен законодательно, но при этом мы видим, что государство выбирает и официально и открыто контактирует и общается со своими гражданами именно на русском языке. Так выглядит, например, ситуация в Молдове, Узбекистане, Эстонии и Латвии. Это всего лишь наблюдения, но нам представляется, что они могут говорить о реальных позициях русского языках в этих странах».

Русский язык и постсоветское пространство

Руководитель Центра языковой политики и международного образованияСветлана Камышева ответила на вопросы о ситуации с русским языком на постсоветском пространстве.

«Почему в школах Кыргызстана русский язык исчезает, а вузах активно присутствует? Здесь нужно лингвистическое объяснение. Научно-образовательный пласт кыргызского языка не сформирован, об этом говорят сами кыргызские лингвисты. Нынешняя система профессионального образования в Кыргызстане ведет свое начало с советского периода, когда основным языком обучения был русский. И условием многовекового уклада жизни  не способствовали развитию внутренних ресурсов кыргызского языка, формированию его стилей, до наших дней дошли лишь произведения устного народного творчества – соответственно этот научно-образовательный пласт кыргызского языка не сформировался. Именно по этой причине в системе высшего профессионального образования Кыргызстана функционирует русский язык».

Однако, по мнению эксперта, устойчивые позиции русского языка в системе высшего образования Кыргызстана не дают оснований для эйфории. Русский язык теряет свои позиции, потому что исчезает русскоязычная среда, снижается мотивация изучать русский язык. Существует проблема с кадрами. «Не хватает преподавателей русского языка, это очень сильно ощущается. В Ошской области, например, родители хотят отдавать детей в  русские школы. Я была свидетелем того, как три ребенка сидели за одной партой», – рассказала Светлана Камышева.

В Казахстане русский язык также демонстрирует устойчивые позиции, но на самом деле ситуация тоже непростая. Школ с казахским языком обучения в три раза больше чем с русским. За годы независимости картина языкового обучения в вузах страны тоже изменилась. Главное слово в Казахстане сейчас – многоязычие: несколько лет назад президент Казахстана поставил перед системой образования задачу – готовить специалистов, владеющих тремя языками – русским, казахским и английским. Как это будет реализовано, покажет время.

«Таджикистан и Узбекистан – страны, где идут очень интересные процессы. Социолингвистическая ситуация в Узбекистане еще не описана, и она не понятна в том числе и самим лингвистам Узбекистана, – отметила эксперт. – Один из специалистов сказал что русский язык в Узбекистане не имеет статуса иностранного, мы все билингвы, мы все говорим на русском языке. Я не смогла сдержаться и вступила в полемику, потому что ситуация в Ташкенте и ситуация в Бухарской области или Самаркандской области очень сильно отличаются. Если в столице действительно присутствует сбалансированный билингвизм, то, например, в Самаркандском университете, одном из лучших и старейших университетов Узбекистана, я увидела, что студентов надо учить по нашей методике преподавания русского языка как иностранного. Прошло два года, и сейчас специалисты Самаркандского университета  обратились в Институт Пушкина и уже прошли стажировку по РКИ. Следовательно, когда мы работаем на территории Узбекистана, мы должны преподавать и русский билингвам, и русский как иностранный».

В Узбекистане, как и в других государствах Центральной Азии – бывших советских республиках, не хватает преподавателей русского языка. По словам Светланы Камышевой, в настоящее время заключен договор между Россией и Узбекистаном, который поддержан благотворительным фондом Алишера Усманова. Сейчас 32 российских специалиста находятся на территории Узбекистана в качестве консультантов и разработчиков программ по русскому языку и преподавания на русском языке, на следующий год в республику планируется направить 100 специалистов.

Институт Пушкина вносит свой вклад в повышение квалификации специалистов. Мария Лебедева рассказала: «Летом мы проводили точечные, короткие программы именно по переходу в цифровую среду, и у нас на этих программах обучилось около 200 преподавателей, включая преподавателей из стран СНГ. Каждый получил ту программу, которая ориентировалась именно на его уровень цифровых компетенций в преподавании. У нас было очень много преподавателей из Азербайджана, из Казахстана, из Киргизии, которым мы помогали к сентябрю открыть их программы на русском языке именно в цифровой среде или в формате смешанного обучения».

В целом вопросы обучения, подготовки кадров имеют огромное значение и для глобальной конкурентоспособности русского языка, и для его устойчивости в отдельных странах. На это в завершение пресс-конференции еще раз обратила внимание ректор Института Пушкина Маргарита Русецкая.

Отвечая на вопрос журналистов – не произошло ли сокращение образовательных программ в связи с пандемией, Маргарита Николаевна подчеркнула, что Институт Пушкина задолго до нынешнего года начал внедрять формат дистанционного обучения: «С 2014 года работает портал «Образование на русском», специально созданный для того, чтобы люди в любой стране мира могли учить русский язык. С того времени портал пополнился большим количеством полезных  сервисов и для тех, кто изучает русский язык, интересуется русской культурой, и для преподавателей, которые могут повышать квалификацию. «Время показало нашу правоту. Когда возникла необходимость во всеобщем переходе на онлайн-обучение, мы были к этому готовы».


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.